Реставратор оценил ущерб Третьяковки от потопа

Мощный московский ливень в среду не обошел стороной Третьяковскую галерею — более трети месячной нормы осадков оказались на полах музея на Крымском Валу. На четвертом этаже образовались большие лужи — временная выставка «Шедевры из Казани» и постоянная экспозиция затоплены. Верхний этаж закрыт на неизвестный срок, специалисты пытаются оценить ущерб. Почему крыша здания, которое недавно ремонтировали, дала протечку, разбирался «МК».

Фото: Соцсети

Согласно официальной информации Третьяковки, причина протечки — «прорыв изношенной ливневой канализации, которая не выдержала напора исключительно сильного дождя». На видео очевидцев из музея — большие лужи в залах русского авангарда. То есть могли пострадать картины Ларионова, Машкова, Кончаловского, Фалька, Лентулова, Малевича, Кандинского, Шагала etc. В кадре оказался зал «Пророки авангарда», которым открывается постоянная экспозиция. Лило и в недавно открывшемся зале №6 имени Георгия Костаки. В нем и в прилегающих залах — с полусотни работ из более чем 800 переданных собирателем в музей перед отъездом в Грецию в 1977 году. В центре выставлена двусторонняя картина Василия Кандинского — она занимает отдельную фальшстену, которая позволяет видеть оба оборота холста. Как раз вокруг нее, судя по видео, собралось много воды. По официальным данным, с ней все в порядке, по неофициальным — есть кое-какие проблемы. На данный момент известно, что около десятка картин сняты с экспозиции и находятся под наблюдением специалистов.

Наибольшие опасения вызывает судьба картин с верхнего этажа, расположенного под крышей, где случился прорыв. Насколько серьезен нанесенный им ущерб — сейчас выясняется, но, по оценкам эксперта, на реставрацию намокших полотен может уйти до двух месяцев.

— Что должны делать сотрудники музея в случае такого ЧП? Какую экстренную помощь нужно оказать картинам и чем чревато попадание воды на холст или деревянную скульптуру? — спрашиваем уже у реставратора, научного сотрудника Московского музея современного искусства (ММОМА) Ивана Новикова.

— Угроза затопления картин — очень неприятная, потому что помимо красочного слоя разрушается основа — холст или дерево. Если не принять мер, могут начаться необратимые процессы — плесень, грибок. Красочный слой начнет отслаиваться или размокать. Возможно разложение лаковой пленки — если живопись покрыта лаком и он намок, на нем появляются белесые разводы, их сложно устранять. Желательно в таких ситуациях горизонтально перенести картины в сухое помещение. Когда они высохнут, делают профилактические «заклейки» — места, которые подверглись разрушению, заливают специальным клеем.

— Что нужно сделать, чтобы вернуть температурно-влажностный режим в зале к норме?

— Как правило, если намок пол или стены, ставят специальные тепловые пушки. В течение недели, наверное, смогут высушить.

— Сколько времени может занять реставрация намокшей картины?

— Нужно знать масштаб разрушения. Там специалисты высокого уровня, думаю, они приняли все необходимые меры. Как правило, на стабилизацию картин берут один-два месяца. Но если своевременно сделать все мероприятия, может быть, она и не понадобится.

Будем надеяться, что шедевры художников авангарда окажутся стойкими к природной стихии, и задумаемся: в чем причина ЧП и может ли оно повториться? Что не так с крышей Третьяковки? На самом деле эта проблема с бородой.

С конца 1990-х шли разговоры о том, что зданию требуется ремонт, и в 2000-м директор Третьяковки — тогда Владимир Родионов — объявил, что оно будет реконструировано. Планы остались планами.

Следующий директор ГТГ Ирина Лебедева тоже не раз говорила о ветхости здания и застарелой проблеме с крышей. Но, видимо, не слишком настойчиво. В конце нулевых здание на Крымском решили и вовсе снести. А на его месте построить 15-этажный «Апельсин» по проекту Нормана Фостера, но общественность отстояла непризнанный памятник советского модернизма. В прошлом году корпус ЦДХ был передан Третьяковке, и теперь все здание на Крымском будут реконструировать по проекту Рэма Колхаса. Когда принималось это решение, нынешний директор музея Зельфира Трегулова уже называла состояние корпуса ЦДХ аварийным.

Теперь голландцу предстоит «перезагрузка» ветшающей архитектуры советского модернизма. Архитектор уже представил свое видение будущего музея: внутри стен станет меньше, а пространства больше. Исчезнут или поменяют местоположение лестницы, появятся цветные эскалаторы — музей станет прозрачным. Но пока это только проект — к его реализации надеются приступить в 2022–2023 годах, чтобы года за четыре управиться. До тех пор, как мы сейчас убедились, сотрудникам Третьяковки нужно быть готовыми к любым ЧП — даже к потопу.

Источник: mk.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *