Сто лет внешней разведке: охота на генералов

20 декабря отметит столетний юбилей Служба внешней разведки. Разведчики обижаются: об их неудачах трубят на каждом шагу, а успехи остаются невоспетыми. «МК» расскажет о тех, кто руководил разведкой на протяжении этих ста лет.

Петр Врангель.

Фото: ru.wikipedia.org

Охота на генералов

Никто не знает, как именно развивались события.

Полиция проводила расследование. Но ни самого похищенного, ни его похитителей не нашли. Те, кто знал, как проводилась операция, ушли в мир иной, не оставив мемуаров.

В январе 1930 года в Париже был похищен глава русской военной эмиграции генерал Александр Павлович Кутепов. Генерал вошел в историю! Он был едва ли не единственным офицером, который в 1917 году пытался остановить революцию. Александр Солженицын пришел к выводу, что если бы примеру Кутепова последовал еще кто-то из офицеров, «никакая революция бы не произошла».

После поражения белых Кутепов эмигрировал, обосновался в Париже, откуда пытался вести подпольную борьбу против советской власти. Он возглавил Российский общевоинский союз. Эту организацию, объединившую бывших офицеров Белой армии, в Москве считали самой опасной среди эмигрантских сообществ.

Александр Кутепов в Свищеве, Болгария, 1922.

Фото: ru.wikipedia.org

Самая сильная в мире

В марте 1922 года советскую внешнюю разведку возглавил Меир Трилиссер. Гражданскую он провел на Дальнем Востоке, где вел подпольную работу на занятых японскими войсками территориях. Меир Абрамович был спокойным и осторожным человеком, избегавшим поспешных шагов. Его за глаза называли Стариком и Батькой.

При Трилиссере советская разведка стала самой сильной в мире. В разведку пришли люди, прошедшие школу подполья и борьбы с царской полицией, те, кто родился за границей или жил там в эмиграции: они чувствовали себя за рубежом как дома. Они выработали приемы переброски за границу нелегалов, методы вербовки агентуры и способы поддержания связи со своими агентами.

Первое поколение советских разведчиков во многом состояло из незаурядных, неординарных людей, идеалистов, преданных идее мировой революции. Они шли в разведку не ради поездки за границу. Они служили делу, которое считали великим. Двадцатые и тридцатые годы были временем, когда в разведку шли и ради острых ощущений, убегая от серых и пустых будней. Задача Трилиссера состояла в том, чтобы умерить их авантюризм, научить быть незаметными.

6 апреля 1927 года китайская полиция устроила налет на советское полпредство в Пекине и арестовала нескольких сотрудников резидентуры, которые работали в составе полпредства и торгового представительства.

12 мая британская полиция провела обыск в помещении акционерного общества «Аркос», которое занималось внешней торговлей. «Аркос» находилось в одном здании с советским торгпредством, и полиции попали в руки переписка торгпредства и шифры. 25 мая Лондон разорвал дипломатические отношения с Советской Россией.

Политбюро приняло ряд решений, стараясь ограничить ущерб, нанесенный разведке, и извлечь уроки:

«Послать по линии ОГПУ шифротелеграмму о принятии срочных мер по соблюдению конспирации в работе и уничтожению компрометирующих документов… Обязать полпредов немедленно уничтожить все секретные материалы, не являющиеся абсолютно необходимыми для текущей работы».

Политбюро обязало внешнюю и военную разведку «в целях конспирации принять меры к тому, чтобы товарищи, посылаемые этими органами за границу по линии наркомата иностранных дел и наркомата внешней торговли, в своей официальной работе не выделялись из общей массы сотрудников полпредств и торгпредств. Вместе с тем обязать НКИД обеспечить соответствующие условия конспирации для выполнения возложенных на этих товарищей специальных поручений».

Считалось, что разведка и контрразведка нужны только во время войны, а в мирное время их распускали, довольствуясь обычной полицией. Немецкие спецслужбы фактически перестали существовать после поражения в Первой мировой. США до Второй мировой не имели полноценной разведки. Англичане сократили штаты спецслужб донельзя, то же сделали и французы. И только аппараты советской политической и военной разведок росли как на дрожжах. Большевики считали себя в состоянии войны чуть ли не со всем миром.

Смерть генерала Врангеля

25 апреля 1928 года в Брюсселе внезапно скончался последний командующий Белой армией барон Петр Николаевич Врангель.

В Гражданскую он был невероятно популярен. Приехав в Ростов, который был временной столицей Юга России, генерал решил сходить в театр. Досмотреть спектакль ему не удалось. На авансцену вышел человек и обратился к публике:

— В то время как мы здесь веселимся, предаваясь сладостям жизни, на фронте геройские наши войска борются за честь единой, великой и неделимой России. Стальной грудью прикрывают они нас от врага, обеспечивая мир и благоденствие населению… Мы обязаны им всем, этим героям и их славным вождям. Я предлагаю вам всем приветствовать находящегося здесь генерала Врангеля!

Луч прожектора осветил генеральскую ложу, оркестр заиграл туш, труппа и публика зааплодировали.

Врангель пошел в гостиницу «Палас» поужинать. Как только он вошел, зазвучали крики «ура», все встали и потянулись к нему с бокалами чокаться.

В эмиграции он обосновался в Брюсселе. 1 января 1928 года Врангель обратился к своим офицерам: «Нашей Родиной владеет Интернационал. Но национальная Россия жива. Она не умрет, пока продолжается на русской земле борьба с поработителями Родины, пока сохраняется за рубежом готовая помочь этой борьбе зарубежная армия. Час падения Советской власти недалек».

18 марта Петр Николаевич заболел: «Его силы пожирала 40-градусная температура… Он метался, отдавал приказания, порывался вставать». Впавшие в отчаяние родные заподозрили отравление. Подозрение вызвал внезапно объявившийся в их доме брат генеральского денщика.

Дочь Врангеля Наталья Петровна:

«На один день появился «брат» денщика, после чего отец неожиданно заболел и умер. Денщик никогда про брата не рассказывал. С Россией-то никакого сообщения в то время у нас не было — откуда же брат узнал про нас, наш адрес? Да с российских пароходов никого на берег не отпускали — тем более по одному. Провел день на кухне — и уехал… Потом, уже после смерти Кутепова, стало очевидно, что отца убили».

Но нет оснований полагать, что к смерти Врангеля причастна советская разведка. А вот генерала Кутепова действительно похитили.

Похищение генерала Кутепова

Начальник разведки Трилиссер поссорился с будущим хозяином Лубянки Генрихом Григорьевичем Ягодой и проиграл эту схватку. Трилиссера назначили заместителем наркома рабоче-крестьянского контроля, а потом одним из руководителей Исполкома Коминтерна. Во время Большого террора, в ноябре 1938 года, Трилиссера арестовали. 2 февраля 1940 года — расстреляли.

Вместо Трилиссера руководителем разведки сделали Станислава Мессинга, который до этого был полномочным представителем ОГПУ в Ленинграде.

Станислав Адамович Мессинг, родившийся в Варшаве, юношей вступил в социал-демократическую партию Польши и Литвы, в рядах которой состоял и Феликс Дзержинский. Летом 1920 года Мессинга ввели в состав коллегии ВЧК. Он считался одним из самых авторитетных чекистов.

Станислав Мессинг.

Фото: ru.wikipedia.org

Под руководством Станислава Мессинга Особая группа при председателе ОГПУ похитила генерала Кутепова в январе 1930 года прямо в центре Парижа.

Свидетель рассказал полиции:

«Когда господин в черном пальто и черной мягкой шляпе поравнялся с серо-зеленым автомобилем, стоявшим у тротуара, два здоровенных человека в желтых пальто повели с ним какой-то спор. Один из них схватил его за левую руку, другой — за правую. Нападавшие силой втолкнули бородатого господина в автомобиль.

Неподалеку стояло красное такси. А рядом — полицейский в форме. Полицейский подошел к автомобилю и, когда господина втолкнули в машину, он, оглянувшись по сторонам, также вскочил в автомобиль и сел рядом с шофером. В ту же секунду автомобиль двинулся с места. Следом за ним умчалось и красное такси».

Техническую сторону операции — автомобили, оружие, полицейскую форму, хлороформ — обеспечили сотрудники парижской резидентуры внешней разведки.

В каждой стране, где открывалось дипломатическое или торговое представительство Советской России, создавалась и резидентура внешней разведки. Разведчики занимали официальные должности в представительстве, но только главу миссии ставили в известность, кто из его подчиненных — резидент, то есть главный разведчик.

Кутепова до Москвы не довезли. Обстоятельства его смерти остаются загадкой.

Зачем нужна разведка?

При Станиславе Мессинге, 5 февраля 1930 года, Политбюро приняло первое развернутое постановление о задачах внешней разведки:

«1. Освещение и проникновение в центры вредительской эмиграции, независимо от места их нахождения.

2. Выявление террористических организаций во всех местах их концентрации.

3. Проникновение в интервенционистские планы и выяснение сроков выполнения этих планов, подготовляемых руководящими кругами Англии, Германии, Франции, Польши, Румынии и Японии.

4. Освещение и выявление планов финансово-экономической блокады в руководящих кругах упомянутых стран.

5. Добыча документов секретных военно-политических соглашений и договоров между указанными странами.

6. Борьба с иностранным шпионажем в наших организациях.

7. Организация уничтожения предателей, перебежчиков и главарей белогвардейских террористических организаций.

8. Добыча для нашей промышленности изобретений, технико-производственных чертежей и секретов, не могущих быть добытыми обычным путем.

9. Наблюдение за советскими учреждениями за границей и выявление скрытых предателей».

Среди перечня задач Иностранного отдела отсутствовала главная — то, ради чего содержат разведку: получение объективной информации о положении в мире.

Сталин и члены Политбюро пребывали в уверенности, что картина мира им известна и ясна. Не разведывательная информация была исходным материалом для анализа политических процессов, а представления вождя о мироустройстве. От разведки же требовалось подтвердить правоту его выводов.

Во главе Иностранного отдела Станислав Мессинг проработал недолго.

В рамках дела «Весна» в 1930–1932 годах было арестовано больше трех тысяч бывших офицеров царской армии. Им предъявили обвинение в участии в различных монархических или офицерских организациях, никогда не существовавших.

В Красной Армии служило больше выпускников Николаевской академии Генерального штаба, чем у белых, и они в немалой степени способствовали победе в Гражданской войне. Но советская власть, многим им обязанная, все равно бывшим офицерам не доверяла.

Станислав Мессинг был среди тех, кто утверждал, что массовые аресты военных — вредная акция. По указанию Сталина летом 1931 года его отстранили от работы в ОГПУ и утвердили членом коллегии наркомата внешней торговли.

В начале 1937 года его назначили председателем Советско-Монгольско-Тувинской торговой палаты. В июне Мессинга арестовали по обвинению в принадлежности к мифической организации польских шпионов и террористов. В сентябре — расстреляли.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ: задача разведки состояла не только в сборе информации, но и в уничтожении врагов советской власти, лидеров военной эмиграции, мечтавших свергнуть большевиков.

Продолжение. Начало читайте здесь 

Источник: izvestia.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *