Птичник Лукашенко: что творится в любимом хозяйстве Батьки

Пока оппозиция выходила на митинги, скандировала лозунги, выстраивалась с цветами вдоль площадей, президент Белоруссии Александр Лукашенко сделал «ход конем» — отправился на агрокомбинат «Дзержинский». Радея за народ, инспектировал гигантский птичник, где работает более 4 тысяч человек. Наши спецкорры отправились туда поглядеть на белорусскую сельскую жизнь.

Фото: president.gov.by

Сюжеты о встрече Александра Григорьевича с местным трудовым коллективом прошли по всем белорусским телеканалам. Особенно зрителям запомнилась задушевная беседа президента с одной миловидной, сдобной птичницей.

От Минска до Фаниполя, где находится агрокомбинат, около 30 километров. На подъезде — целый комплекс промышленных предприятий. Корпуса выкрашены светлой краской, никакого чада и дыма. У заборов – аккуратно подстриженные деревья, цветники.  

Вот и агрокомплекс мы сначала принимаем за санаторий. Перед проходной разбит целый ботанический сад, на полянах высажены группами кипарисы, можжевельники, диковинные кустарники. Жилых домов рядом нет. Видимо, работников привозят на предприятие из рядом расположенных городков. К забору прилегает лес. 

В местных пабликах подписчики сообщали, что перед приездом Лукашенко на птичник вокруг орудовали спецслужбы, люди в гражданской одежде прочесывали прилегающие посадки, кто-то из местных заметил в лесополосе снайперов и саперов.

Фото: Алиса Селезнева

Стоим, любуемся цветами. Но налетает порыв ветра, и мы понимаем, что рядом птицефабрика. Чем ближе проходная – тем сильнее пахнет куриным пометом. За забором видны уходящие за горизонт здания-птичники, санпропускники с дезбарьерами.

Мы приехали на агрокомбинат в субботу, полагая, что застанем работников на месте, куры ведь несутся, невзирая на выходные.

На стеклянной двери успеваем заметить надпись: «Кто потерял обручальное кольцо – обращайтесь на проходную». Толкаем дверь, навстречу поднимается массивный охранник. Не сразу понимаем, что это женщина.

Рассказываем, кто мы, предъявляем удостоверения и просим показать корпуса. Вахтерша в ответ нахваливает свою продукцию, с упоением рассказывает об инкубационных яйцах. И предлагает: «Я сообщу начальству, а вы пока можете заглянуть в наш фирменный магазин. Он у нас вон там, через дорогу».  

Когда подходим к торговой точке, видим, что на окна и двери опущены жалюзи. Магазин не работает. Суббота. Вахтерша не могла не знать об этом. Понимаем, что отсылала нас подальше, чтобы выиграть время.

На полпути к проходной охранник рангом повыше сообщает: «Никого из начальства сейчас на агрокомбинате нет, без допуска никто вас на территорию не пустит, приезжайте в понедельник». На агрокомплекс мышь не проскочит, предприятие охраняется, как военный объект.

Пытаемся разговорить охранника, он упоминает о гектарах пашни, выпуске комбикормов, бройлерах, среднесуточном привесе птицы… Но, когда спрашиваем о визите на предприятие Александра Лукашенко, вмиг замолкает. 

Между тем в местных пабликах упоминали, что сотрудников с белыми ленточками в тот день к работе не допускали. Телевизионщики, в свою очередь, показали, как президенту, прибывшему на агрокомбинат, доложили, что среди работников предприятия «желающих бастовать нет». «Правильно, надо работать. Бастовать — это не вырастишь ни кур, ни коров», — прокомментировал сказанное Батька. 

Фото: Кадр из видео

Производственные корпуса Александру Лукашенко показывала молодая, симпатичная сотрудница. Все было чинно, по протоколу. Президент дал волю эмоциям, только когда разговорился с одной из работниц постарше, судя по очертаниям – с пышными формами.  Репортеры, подготовившие сюжет, подчеркнули, что Лукашенко сам подошел к птичнице, чтобы уточнить детали работы, а «получился искренний разговор». 

— Уважаемый наш президент, можно я вам скажу пару слов? — не растерялась работница. — Мы сейчас так переживаем за судьбу нашей родины…  

— Зря! – откликнулся Александр Лукашенко.   

— Мы переживаем, потому что знаем, что вы – наш президент. Поэтому что мы с вами, мы за вас! Мы всем коллективом желаем вам здоровья. И мы победим! 

— Вы даже в этом не сомневайтесь! Вы напряжены, потому что вы из интернета, из телевизора иногда смотрите… 

— Нет, нет, — попыталась разубедить его сотрудница. 

— Иногда!  А в жизни все – по-другому. Вот придешь на конвейер, там жизнь другая… 

После слов поддержки президент хотел было приобнять работницу, но ограничился тем, что поправил на ней форменную одежду.  

«По-человечески президента жалко»

С огорчением покидаем агрокомплекс. Нам ведь так хотелось найти эту сотрудницу. Идем от проходной в сторону парковки. И тут замечаем мужчин, которые возвращаются со смены. Это — обычные работяги, в руках — форменные куртки. Догоняем, пытаемся их разговорить.  

— К вам ведь на днях Лукашенко приезжал?

— Да, было дело, — буднично отвечает один.

— Наверное, готовились к его приезду?

— Нет, он неожиданно приехал, нас-то точно никто об этом не предупреждал.

Территория агрокомплекса.

Фото: Алиса Селезнева

— Нам показалось, что к приезду президента на предприятии готовились, бордюры подкрасили, на траве до сих пор видна белая краска.

— Может что-то и обновили, но у нас территория всегда очень ухоженная. Поверьте, это не показуха. Фабрика всегда блестит. У агрокомплекса 105 филиалов. Вы на любой птичник можете смело без подготовки приехать, и везде будет порядок.  

— Образцово-показательное предприятие?

— Обычное, — собеседники искренне не понимают нашего удивления.

Нефтезавод рядом с городом Фаниполь, в 2 минутах езды от агрокомплекса «Дзержинский», где был Лукашенко.

Фото: Алиса Селезнева

Спрашиваем про обстановку на агрокомбинате, про условия работы.

— Да, нормально все. Пашем. Грех жаловаться, — продолжает наш собеседник. – Я в ветеринарной службе работаю.

— Так вы на передовой?

— Здесь все на передовой. Белорусы – народ работящий.

— Сколько здесь птиц?

— Миллионы. На агрокомбинате больше 100 птичников. Заходишь на территорию предприятия, вольерам конца и края не видно.

— Сколько человек обслуживают агропредприятие?

— Около четырех тысяч. Мой табельный номер, например, зашкаливает за три тысячи.

— Александра Лукашенко видели?

— Так я с ним рядом стоял, как с вами сейчас, совсем близко. Он мне показался очень уставшим. Заметно было, что он серьезно переживает происходящее в стране. Чисто по-человечески мне его было жалко. Поймите, он ведь живой человек. Все пропускает через себя… Пытается спасти и отстоять страну.

Интересуемся дамой, которая старалась подбодрить Александра Лукашенко и говорила ему теплые слова.

— Мы потом спрашивали у коллег, кто эта женщина. Наши ее вспомнить не смогли. Но у нас очень много работает на предприятии людей, всех в лицо знать невозможно. Может быть она в администрации агрохолдинга трудится? Вполне допускаю, что мы могли ее раньше видеть, но в спецодежде все женщины кажутся одинаковыми. Если дама скинет халат, шапочку, приоденется, приукрасится, — она уже совсем другой человек.

— Что думаете по поводу происходящего в стране?

— Надежда на будущее есть.

На каким будет будущее, собеседник не уточнил.

— Многие жалуются, что в Беларуси нет работы, тогда как предприятий в республике полно.

— Работы на самом деле хватает. Мы пашем, не покладая рук, но у нас и объектов тьма. Получаем 1500 рублей (45 000 российских рублей). Бывает и больше. Для Беларуси это большие деньги. Но и выходных у нас, случается, бывает мало, иной раз – только два дня в месяц. Нагрузки — ого-го, и работа вредная.

— Запах куриного помета чувствуется аж за оградой…

— К запаху давно привыкли. Обоняние потеряно…

В магазинах города Фаниполь продукция агрокомплекса «Дзержинский» пользуется спросом.

Фото: Алиса Селезнева

  Договорить мы не успеваем. Рядом притормаживает машина. «Зачем вы провоцируете народ?» – выглядывает в окошко уже знакомый охранник.

— У нас чисто житейский разговор, — с растерянностью говорит ветеринар.  

— Я тогда постою, послушаю, о чем вы говорите, — наставляет на нас «двустволку» глаз охранник. Мы живо интересуемся породами кур. «В основном у нас обыкновенная белая несушка, бройлер», — подыгрывает нам собеседник. Разговор заходит в тупик. Рабочие расстроены. Видимо, о многом еще хотели нам рассказать. Когда они уезжают на машине, говорим охраннику: 

— Почему препятствуете разговору? Есть повод волноваться?

— Я абсолютно не волнуюсь, у нас отличная продукция, в рекламе агрокомплекс не нуждается, — делает он вид, что не понимает, о чем речь.

— Мы просто хотели поговорить с людьми.

— Сегодня выходной, начальства нет, я за старшего. Поэтому слежу за порядком. И у меня нет настроения с вами разговаривать. Приезжайте в понедельник, оформите официальный запрос, свяжитесь с начальником службы охраны, если получите разрешение — вас встретят, все покажут, даже накормят. 

— Мы были на Минском тракторном заводе, это режимное предприятие. Встретились и с работниками, и с начальством. Никто не чинил нам препятствий.

— Поверьте, у нас на предприятии проходит тщательная обработка. Все должно быть стерильно – люди, машины. Птицу нельзя заразить. Не дай бог, вы принесете заразу, одна птица умрет, лишимся всего стада. Это не тракторы, у нас живой товар.

Читайте также: «Здорово, тараканы»: сторонники Лукашенко признали битье протестующих необходимым

Источник: rbc.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *